Олег Басилашвили: «Время Ельцина – не лихие, а святые 90-е!»

1 февраля исполняется 83 года со дня рождения первого президента России Бориса Ельцина. Споры о его вкладе в историю нашей страны будут продолжаться, наверное, еще не один год. Свою оценку деятельности Ельцина в интервью нашему корреспонденту дал один из соратников первого президента по депутатскому корпусу начала 90-х, народный артист СССР Олег Басилашвили.

Он сделал то, чего
не смогли другие

– В моем понимании Ельцин – один из крупных политических деятелей XX века, – рассуждает наш собеседник. – Он сделал то, чего не смогли сделать ни цари, ни генсеки, а именно – обратил внимание на то, что написано в Конституции прямым текстом: «Власть в стране принадлежит народу». И за этот тезис он бился всю жизнь. Ельцин – человек волевой, он пошел в политику только во благо народа России.

 

Я знал его довольно близко, и он всегда меня восхищал своей открытостью, прямотой, волей, но в то же время четко осознавая порой свое бессилие и незнание многих вещей в экономике. Он понял, что для реформ ему нужны люди моложе и умнее, чем он, – и окружил себя ими. Именно благодаря усилиям Ельцина и этих людей (в первую очередь, Егора Гайдара) были начаты реформы, давшие то положительное, что у нас есть сейчас. И главная из них – признание частной собственности. А все то плохое, что мы имеем, – результат того, что им не дали сделать, прекратив реформы в начале их развития.

– Олег Валерьянович, вы согласитесь, что появление такой общероссийской фигуры, как Ельцин, невозможно было без начала демократический преобразований Михаила Горбачева?

– Горбачев не мог появиться без Андропова, Андропов – без Брежнева… Так можно и до Рюрика дойти!

– Почему же народ поверил Ельцину, а не начавшему строительство новой страны, улыбчивому и любившему общаться с простыми людьми Горбачеву?

– При Горбачеве было много демагогии, хотя он сделал громадное дело: впервые включил народ в политический процесс. Но Горбачев не отдавал себе отчета в том, что как только народу будет разрешено говорить правду, власть КПСС будет сметена – что, в общем-то, и случилось. А заодно прекратилась и политическая деятельность Михаила Сергеевича.

А при Ельцине возникла многопартийная система – она была и в Верховном Совете, и конечно, в Госдуме. Именно в ней должны были идти дискуссии, в которых и рождается компромиссная истина. Сейчас, увы, это все разрушено, и парламент, как сказал Грызлов, – «не место для дискуссий»…

«Именно благодаря усилиям Ельцина
были начаты реформы, давшие стране
то положительное, что у нас есть сейчас»

СССР все равно бы развалился

– Вы говорите, что Ельцин все делал исходя из власти и воли народа. Но почему в декабре 1991 года он, а также лидеры Белоруссии и Украины проигнорировали желание – в том числе и народа России – сохранить СССР и все-таки его ликвидировали?

– Мне как депутату говорили, что СССР развалился при моем участии! На самом деле мы, депутаты-ельцинисты, говорили Горбачеву, что без дальнейшего политического и экономического реформирования Советскому Союзу жить дальше невозможно: страна погибнет. Но Горбачев всячески тормозил этот процесс, и в этом была его беда.

Вы же помните то время – «благодаря» правлению КПСС магазины наши опустели: даже сигарет и водки уже не было, страшный дефицит возник на одежду, жилье – на все! Естественно, нужны были реформы, но Горбачев боялся, что с их началом жизненный уровень упадет еще ниже. Уже Ельцину пришлось с принятием российского суверенитета проводить реформы. Этому примеру последовали и другие республики.

Союз бы и так развалился – вы же прекрасно знаете, какие антироссийские и антисоветские были настроения в союзных республиках: все их деньги забирал центр, а из Москвы приходили только жалкие подачки! Если бы во главе страны остался Горбачев, в других республиках бы начало происходить то, что происходило ранее в Тбилиси, в Фергане, в Вильнюсе, в Риге. Помните эти кровавые события? Референдум о сохранении СССР был попыткой кровавыми нитками сшить это братство народов! Распустив СССР, Ельцин, Кравчук и Шушкевич дали каждой республике осуществить задуманные ими желания. Но главное – в многонациональной России реформы прошли без единой капли крови. За исключением, конечно, Чечни.

Чечня – преступная ошибка президента

– Чечня – республика маленькая, но проблем с ней было невероятно много. Эхо того, что там началось в 1991 году, до сих пор отзывается вспышками национализма и терактами. Известный писатель Леонид Млечин винит в этом парад суверенитетов, начатых как раз Россией в 1990 году – якобы он развил радикализм…

– Не согласен. Национализм – это желание одной нации поставить себя на первое место, а остальные унизить, что было в гитлеровской Германии. Суверенитет России говорил о том, что Россия в составе СССР будет проводить прежде всего свои экономические реформы.

– Но ведь фразу Ельцина «берите суверенитета, сколько проглотите» в республиках понимали по-разному: в Татарии взяли курс на экономический суверенитет, а в Чечне это могло развязать руки радикалам.

– Несомненно. Но если бы остался СССР, эти радикальные движения устроили бы такое кровопролитие в стране, что вам и не снилось! Бесспорно, Чечня – это главная ошибка Бориса Николаевича. Мы с моими коллегами еще по либерально-демократической группе Съезда народных депутатов России во всем поддерживали Ельцина, но по поводу войны в Чечне заявили, что она преступна, что ее надо быстрее заканчивать, потому что жители Чечни – это подданные России. И он в 1996 году внял нашим словам! Вскоре был Хасавюртовский договор, и в регионе воцарился мир…

– Мир, независимость, но не спокойствие! Впрочем, это отдельная тема, а я хочу вернуться к тому, почему Ельцин решился на военную операцию в этой республике в конце 1994 года. Говорят, все дело было в Джохаре Дудаеве, который чересчур вызывающе себя вел в обращении к Ельцину. Это так?

– Дудаев провозгласил себя президентом Чечни, но был избран, по мнению российских властей, незаконно, и Ельцин обращался к нему «господин Дудаев». Дудаева это расстраивало, и он требовал обращения «господин президент». Кроме того, война началась еще и потому, что военные со всех сторон говорили Ельцину, что усмирение Чечни – это вопрос одного дня, и он в это поверил. Его помощник Галина Старовойтова говорила: чечен-ский народ завоевать нельзя – его можно только уничтожить, но ей он не верил. Это была преступная ошибка Ельцина, и когда начались бомбежки президентского дворца в Грозном, мы, демократы, потребовали отставки президента.

Когда он давал
один палец,
оттяпывали два

– Олег Валерьянович, а как вы восприняли другие трагические события, случившиеся ранее: президент-демократ Ельцин применил танки в конфликте с парламентом. Вас это поразило или все к тому шло осенью 1993-го?

– В этом тоже есть вина Бориса Николаевича: но не столько в расстреле Белого дома, сколько в другом. Будучи в начале 90-х народным депутатом России, я видел, как Ельцин пытался пойти на компромисс со всеми консервативными силами, искал примирения – в первую очередь, с коммунистами, стоявшими ранее в СССР у властной кормушки. Он шел на всяческие уступки по поводу вопроса о власти, он готов был работать в компромиссных условиях, но его ошибкой было то, что он был чересчур доверчив.

Поэтому, образно говоря, когда он давал оппозиционным силам парламента один палец, они оттяпывали у него еще два, а когда протягивал им ладонь, они оттяпывали у него всю руку! Люди не понимали, что человек ищет компромисса, а пользовались его уступками, чтобы завоевать еще большее. Этот конфликт нужно было разрешить как можно раньше и не радикальными методами, но дело дошло до того, что Белый дом объявил Кремлю войну и депутаты объявили президентом Руцкого. Кроме того, лидеры мятежников издали указ о ликвидации вождей демократического движения. В такой ситуации другого выхода, кроме как стрелять, у Ельцина не оставалось – началась бы гражданская война!

 

– Он очень сильно любил власть, по-вашему?– Да, конечно. Сидя с ним, можно было ощутить его властную энергию, как некое электромагнитное поле. Но власть ему нужна была не для «царствования», а для того, чтобы провести реформы. Конечно, при их реализации были ошибки, но ведь именно в нашей стране впервые в мировой истории производилась попытка перестройки социалистического тоталитарного государства в нормальный цивилизованный мир! Ошибки в такой ситуации неизбежны.

Возьмем, например, приватизацию: все ее клянут, но забывают о том, что теперь у каждого в личном пользовании может быть квартира, кусок земли, дом – все это сделал Ельцин. Ошибка была совершена в реализации ваучерной идеи: Чубайсом и его товарищами предлагалось все имущество России (за исключением госнеобходимостей – армии, космоса и т. п.) поделить на 120 миллионов человек, чтобы каждый гражданин страны имел часть ее имущества.

Но тут возникли коммунисты: «Как же так? Вы забываете про трудовые коллективы, ведь именно они создавали Путиловский завод и прочие крупные заводы, фабрики, каналы, дороги!» И мы решили по своей неопытности поделить это имущество на две части: часть – коллективам, а часть – народу. А что такое трудовой коллектив? Это директор, главный бухгалтер, парторг и главный инженер – и все: они себе это все и захапали! Это была серьезная ошибка начала 90-х, приведшая к нынешнему неблагополучию.

Что касается известных залоговых аукционов 1995 года, это был вынужденный компромисс: жизненный уровень в стране падал, а компартия «выходила из окопов» и шла в наступление. Мы понимали, что если коммунисты организуют в стране вооруженное восстание, народ их поддержит. Поэтому для предот-
вращения коммунистического наступления власти вынуждены были продать, как хотели коммунисты, людям (ведущим банкирам России – С.К.) уже крупные предприятия и не позволить тем самым прийти коммунистам к власти. Правда, эти аукционы происходили некорректно (как установила в 1995 году Счетная палата, активы предприятий выставлялись по крайне заниженным ценам – С.К.).

«Это свобода слова! Привыкайте!»

– Олег Валерьянович, года четыре назад в печати и на телевидении время правления Ельцина окрестили «лихими 90-ми». Вы согласны с этим?

– Понятие «лихие 90-е» могли дать только люди, ненавидящие и не любящие свой народ! Первые годы правления Ельцина были по-настоящему временем надежд. И надежд небезосновательных – на справедливую, честную, порядочную и зажиточную жизнь, которую давали реформы, начатые Ельциным. Их вселяла и Конституция 1993 года. Конечно, в 90-е были и преступления, и развился бандитизм, но это естественный процесс при любой реформе! Но реформировано-то было многое, и люди видели, что они живут в свободном государстве, и свобода их может ограничиваться только Конституцией.

Реформы Ельцина затормозила война в Чечне, которая, как он мне признавался, проходила прямо через его сердце, и инфаркты случались у него раз пять, не меньше!

Да, на него лили грязь – и коммунисты, и СМИ, и даже наша депутатская группа требовала закрыть некоторые радикальные издания, но он говорил: «Это свобода слова! Привыкайте! Решение может вынести только суд, а сам я ничего закрывать не буду!» Так же великодушен был он и в отношении ненавидящих его коммунистов: «В этой партии миллионы людей – как я ее запрещу?» Это не лихие 90-е, а святые 90-е! И в будущем Борису Николаевичу российский народ поставит памятник из чистого золота, потому что он многое сделал именно для людей, а не для торжества государственной машины, которое существует у нас сейчас…

ВЫСТАВКА-ПОСВЯЩЕНИЕ
открылась вчера в Казани

В четверг Казань посетила вдова первого президента России Бориса Ельцина Наина Ельцина.

Вместе с Государственным Советником Татарстана Минтимером Шаймиевым она побывала на фотовыставке «Борис Ельцин – начало новой России», которая открылась в выставочном зале «Манеж» в Казанском Кремле.

Почетными гостями этого мероприятия также стали дочь Бориса Ельцина Татьяна Юмашева, ее супруг Валентин Юмашев, советник президента РФ Владимир Шевченко, заместитель премьер-министра РТ – министр культуры Зиля Валеева и другие официальные лица, сообщает «Татар-информ».

На фотовыставке представлены 104 фотографии, разделенные на хронологические блоки с 1991 по 1999 год и иллюстрирующие один из самых сложных периодов новейшей истории России. Специальный блок фотографий посвящен визиту Бориса Ельцина в Татарстан. Выставку представил Президентский центр Б.Н. Ельцина.

Наина Ельцина поблагодарила за проведенную работу организаторов выставки и лично Госсоветника Татарстана Минтимера Шаймиева.

– Видно, что выставка сделана с любовью, чувствуется, что здесь есть душа, – отметила Наина Иосифовна, попутно рассказав, что Борис Ельцин любил приезжать в Казань, где в 30-е годы XX века жила его семья. – Он впитал дух Казани в себя. Его всегда сюда тянуло. Даже если он проезжал мимо, то обязательно заезжал в Казань. Борис Николаевич очень любил ваш город.

О том, что думает Олег Басилашвили о дне сегодняшнем и какой работой живет, читайте в следующем номере «Недели».

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*